ТИЛЯПИЯ МОЗАМБИКСКАЯ
Аквариумный сайт
Навигация

Живородящие

Лабиринтовые

Сомообразные

Харациновые

Карповые

Цихлиды

Вьюновые

Морские

Растения

Фирмы

Земноводные

Болезни рыб

Видео

Полезные статьи

Экзоты

Террариум

На других сайтах

Рыбоводство и рыболовство

Последние статьи

ХЕМИРАМФОДОН КРЮЧКОРЫЛЫЙ (полурыл) - hemirhamphodon phaiosoma

Бонусы Азино777

ФИЛЬТРУЮЩАЯ ВАТА Filter wool

Пинцет для посадки аквариумнымых растений

Статистика

Заметок в базе: 2315
Человек на сайте:5

На других сайтах

ПОДЕЛИТЬСЯ СТАТЬЁЙ В СОЦСЕТЯХ

ТИЛЯПИЯ МОЗАМБИКСКАЯ

Добавил статью: Роман

Дата: 2017-02-13

ТИЛЯПИЯ МОЗАМБИКСКАЯ

В Москве и на сейшелах.

Д. НЕКРАСОВ

ГДЕ-ТО в конце пятидесятых годов я прио6рел по случаю замечательный по всем статьям аквариум. Навернoe, только на старом Арбате можно было сыскать такую древность: чугунное литое днище с ребрами жесткости по диагонали, сантиметровое зеркальное стекло, вправленное в латунные стойки, а на каждом углу — подставки для цветов. Завершал это великолепие метровый трехъярусный грот прекрасной работы с фонтаном наверху и двумя отверстиями в днище для подсоединения фонтана и для стока воды.

 

Это сооружение двухсотлитровой емкости весило без грота более центнера. Оборудовал я его соответствующим образом: накрыл цельным листом оргстекла, из фигурного отверстия которого возвышался верхний ярус грота; на каждой стойке разместил кусты традесканции. Компрессор периодически освежал воду. Температура постоянно держалась в пределе-27—28°, а свет рефлектора из 2х ламп по 40 ватт буквально преображал вечерами нашу скромную комнатушку. Вскоре в аквариуме разрослись растения. Японика выкидывала все новые и новые стрелки, людвигия в нишах гота закурчавилась и порозовела, спиральная валлиснерия разрослась и закрыла заднюю стенку, криптокорина (не помню какая) бурно кустилась.

Поверху стелились нежные нити мириофиллума, клубилась кабомба, внизу набрал силу папоротник. Вода отстоялась и была кристально чистой и прозрачной. Короче, все было готово к приему новоселов. Мне захотелось заселять его гуппи, меченосцами, гурами или другими «хорошими» рыбами. «Сколь уникален пруд, думал я, столь замечательны-оригинальными должны быть его обитатели». Была ли тиляпия (Sarotherodon (Tilapia mossambicus) в то время последним криком моды или только я впервые открыл ее для себя судить берусь.

Мозамбикская тиляпия

Фото Мозамбикская тиляпия

 

Но, увидев у одного знакомого взрослую пару этих цихлид, я был сражен: рыбы произвели на меня неотразимое впечатление. Не смотря на довольно большие размеры они почему-то сидели в пустой 40 литровой банке. Приятель объяснил, что таким образом он готовит их к нересту, что они почти готовы, но ему сейчас просто некуда их посадить. После недолгих уговоров удалось убедить его уступить их мне.
Когда я выпустил тиляпий в свой антикварный водоем, они юркнули в заросли растений и скрылись в дальнем темном углу.

 


Случилось так, что мне сразу же надо было выехать в срочную командировку. Мотыль дома был, все системы жизнеобеспечения работали надежно, домашних я подробно проинструктировал, так что оснований для беспокойства как будто не было.

 


Домой я вернулся дня через три-четыре. Время было позднее, и все уже спали. Сгорая от нетерпения, не раздеваясь, я подошел к аквариуму, включил рефлектор и обомлел. Еще недавно кристально чистый водоем был хуже сточной канавы. Вырванные с корнем и обглоданные растения плавали на поверхности воды, на дне не уцелело ни кустика. Хорошо уложенные камни были сдвинуты в один угол, галька собрана в другой, только грот с фонтаном был на прежнем месте, на совершенно голом дне.

Глина, которую я месяц назад подложил под корни криптокорин, разошлась, и вода была настолько мутна, что задняя стенка не просматривалась. Кусочки торфа, спрятанные мной под камни для поддержания нужной кислотности воды, висели грязными хлопьями на выступах и в нишах грота.


Я был настолько потрясен этой картиной разрухи и запустения, что, не раздевшись, буквально рухнул на стул, И тут вошла теща: «Вишь, враги твои что наделали? Не успел ты за дверь выйти, как они за дело принялись. Все таскают, таскают, как только не устанут, окаянные. С утра по одним углам все установят, а к вечеру наоборот все тащат. Все как у людей. Никак сразу по новоселью мебель по своим местам не определят».


Рефлектор хмуро высвечивал бесформенное нагромождение камней, компрессор гнал пузырьки воздуха через мутную жижу, и они застревали в силосе из растений, а красавец-самец, распушив плавники, забирал в рот очередную порцию гальки и выплевывал ее в общую кучу... Эта история пришла мне на память, когда три года назад я оказался в Виктории — столице республики Сейшельские Острова. Городишко примостился у основания невысоких лесистых гор, по отрогам и ущельям которых в Индийский океан скатывалось неисчислимое множество ручейков, мелководных речушек, а в сезон дождей — и водопадов. На территории города они больше похожи на узенькие каналы или широкие арыки, потому что, одетые в бетон, они местами скрываются на сотни метров под асфальтом мостовых или зданий на сваях.

Мозамбикская тиляпия

Фото Мозамбикская тиляпия

 

Сейшельцы называют их речками, буду и я называть их так, хотя считаю это явным преувеличением. Переходя как-то через такую «речку» по бетонному мостику, я обратил внимание на тысячи копошащихся на дне рыбешек. Стайки мальков резвились на мелководье, другие, покрупнее, деловито сновали в поисках корма, а самые крупные, размером с карася, недвижно стояли на одном месте, помахивая плавниками и не реагируя на окружающую их суету.

 

Большинство рыбешек были серого цвета; у тех, что побольше, на боках проступали поперечные полосы, а самые большие и неподвижные особи были черного цвета. На жабрах у них поблескивали золотисто-белые сережки, хвост и верхний плавник имели красную окантовку. Все обозримое пространство этого невзрачного водоема было буквально забито рыбой. А на поверхности плавали обрывки газет, пластиковые пакеты, коробки, в воде громоздились куски ржавого железа, берега были завалены всевозможным хламом. Какая там речка—сточная канава да и только! Но на дне ее бурлит жизнь.

 


Тиляпий я узнал сразу. Но сам собой напрашивался вопрос: неужели в такой клоаке они могут не только жить, но и развиваться, выводить потомство? Однако сомнений быть не могло — стайки мальков всех размеров- просматривались достаточно хорошо. Они не перемешивались между собой, а жили обособленными группами. Самые мелкие, еще личинки, прятались под брюхом самца, а он, тридцатисантиметровый красавец, невозмутимо стоял в центре лунки-гнезда, меланхолично помахивая плавниками. Лунка была небольшая, неглубокая, с ровными краями и крупными камешками посредине. Время от времени самец (а «вахту» нес только он) подправлял края своего дома, перекладывал с места на место камни на дне или выскакивал из гнезда, чтобы отогнать подплывающую слишком близко рыбу, и тут же возвращался обратно.

 


Тиляпии в основном вегетарианцы, но так как растительности в речке нет, рыба набрасывается на все, что ей попадается: истлевшие листья бананов, корневища пальм, плоды манго, папайи, расколотые кокосовые орехи. Кидаются они даже на горсть камней, брошенных в воду.


По всей видимости, здесь жили тиляпии не одного вида: взрослые особи отличались друг от друга не только по окраске, но и по форме тела. Вокруг текла обычная жизнь. На перилах мостика сидели молодые ребята, покуривая и балагуря, в тени раскидистого манго отдыхали шофера с ближайшей автостоянки, и никому не было дела до речки, кишащей рыбой. Сейшельцы не считают тиляпию съедобной. На рынке торгуют всевозможными коралловыми рыбами, подчас более мелкими, чем тиляпий, а этих на базаре не встретишь.

Но вернусь к водоемам, в которых обитают тиляпии. Речушка шириной метров пять, не более, километра через полтора, полого стекая, впадает в океан. Глубина ее зависит от времени прилива и отлива океана. Во время отлива в ней воробью по колено, обнажается дно, и меж луж еле бежит ручеек. Во время прилива горько-соленая океанская вода наполняет русло до краев и поворачивает течение вспять.

 

Эта цикличность нарушается лишь в сезон дождей (ноябрь — февраль), когда массы воды, стекая с гор, хлещут через бетонные берега, тащат вывороченные с корнем деревья, кустарник, вышвыривая в океан весь мусор, накопившийся за год. В это время вода в реке полностью меняет свой состав, и перепады температуры, рН и жесткости воды тиляпий нипочем. Я и раньше знал, что рыба эта эстуарная и ей нужна слегка подсоленная вода. Но я представить себе не мог, что она способна не реагировать на резкие перепады всех параметров воды.

Мозамбикская тиляпия

Фото Мозамбикская тиляпия


В подобных же условиях, правда, не в столь контрастных, наблюдал я и редких в наших аквариумах монодактилусов (Monodactylus argenterus). Их тут не так много, как тиляпий.
Водятся они в более глубоких водоемах. Сюда они попадают случайно с приливом. В океане же они ходят стаями. Мне доводилось проплывать с аквалангом сквозь их косяки. Зрелище это незабываемое. Не раз попадались они на удочку во время рыбалки.


В горных ручьях и речках тоже есть жизнь. За десятками порогов почти у вершины горы, я наблюдал в глубокой лагуне под водопадом пресноводных крабов, креветок двух видов и стайки юрких, задиристых хипанхаксов или щучек Пляйфери (Pachypanchax playfairi). Диву даешься, как удается им забраться на сотни метров вверх по порожистым местам и стремительным речкам с отвесными водопадами.


Периодически песок, нагоняемый волнами прибоя, закупоривает эти речушки непроходимой плотиной и они вздуваются, издавая зловонный запах мусора и нечистот, собранных пути к океану. Но вот хлынул дождь и река, прорвав плотину, вышвыривает в океан все, что в ней находилось и перебродило. В это время происходит частичная смена ее населения: одни, спрятавшись в углублениях, корягах или полусгнивших пальмовых листьях, остаются в забившемся водоеме, другие смываются в океан и держатся у самого берега, в месте впадения речки. И так в каждый прорыв песчаной плотины.


Кроме тиляпий, в этих речках обитают и бычки, но вместе они не селятся, так как для их существования нужны разные условия. Бычки живут в заболоченных водоемах, с толстым слоем жидкого ила, в который собираются с наступлением засушливого сезона. Если же дождей перед этим было мало, болото пересыхает и подойти к нему невозможно—такая стоит вонь от разлагающейся рыбы. Но вот откуда с наступлением сезона дождей берутся буквально тучи мальков — ума не приложу. Видно, к этому времена рыбы успевают отметать икру, которой необходим определенный инкубационный период.

То же самое происходит и с пахипанхаксом пляйфери: поголовная гибель в засуху и возрождение с приходом дождей. Тиляпия заселяет речушки с жестким каменистым дном, которые никогда не пересыхают. В любую засуху по дну струится хотя бы крошечный ручеек. По моим наблюдениям, ни бычки, ни тиляпий родных мест не покидают, какими бы зловонными они не были. Плавая в маске у берега океана, ни тех ни других я там не встречал. Но самые яркие впечатления от знакомства с ихтиофауной Сейшел связаны с рыбалкой, но это —особый разговор.

Рыбоводство и рыболовство 1985 №1

Еще по этой теме:

АСТАТОТИЛЯПИЯ БАРТОНА

Просмотров: 449

ПОДЕЛИТЬСЯ СТАТЬЁЙ В СОЦСЕТЯХ

Комментарии к этой статье:

Добавить ваш комментарий:


Введите сумму чисел с картинки:

Поиск по сайту

Поисковый запрос должен быть не менее 4-х символов.


Реклама.

Московский Арована-центр

Эксклюзивные виды
рыб и креветок

Узнать цены на Московской птичьем рынке
Фирма "Боция Клоун"

На других сайтах