Нанностомус двухполосый - фото, размножение
Аквариумный сайт
Навигация

Живородящие

Лабиринтовые

Сомообразные

Харациновые

Карповые

Цихлиды

Вьюновые

Морские

Растения

Фирмы

Земноводные

Болезни рыб

Видео

Полезные статьи

Экзоты

Террариум

На других сайтах

Рыбоводство и рыболовство

Последние статьи

АКАНТОФТАЛЬМУСЫ (ПАНГИО) - содержание, нерест, кормление

ВЫРАЩИВАНИЕ АКВАРИУМНЫХ РАСТЕНИЙ - борьба с водорослями

ЦИФРОВОЙ ТЕРМОМЕТР В АКВАРИУМ

Официальный сайт Азино777

Статистика

Заметок в базе: 2178
Человек на сайте:15

На других сайтах

ПОДЕЛИТЬСЯ СТАТЬЁЙ В СОЦСЕТЯХ

Нанностомус двухполосый - фото, размножение

Добавил статью: Сергей

Дата: 2012-01-03

Нанностомус двухполосый в аквариуме

То что Нанностомус двухполосый попадется в партии однополосых нанностомусов (Poecilobrycon unifasciatus, мне необыкновенно повезло. Из Колумбии прибыли 30 особей нового для меня нанностомуса, однако определить, что это за вид, я тогда не мог.

Можно было не сомневаться в природном - «диком» - происхождении этих рыб. Я думаю, даже неискушенный любитель согласится, что в Колумбии разведением мелких харациновых рыб в домашних условиях люди не занимаются, и уж тем более с целью экспорта. Чем местные фирмы-экспортеры действительно «грешат», так это содержанием в прудах привезенных из джунглей отловленных в природе рыб. Здесь они, видимо, при случае потихоньку также и размножаются во славу Создателя.

двухпололсый нанностомус

Фото двухпололсый нанностомус

В присылаемых оттуда прайс-листах иногда бывает короткая приписка «pond bred» - прудовое разведение. За время работы на выставке «Мир аквариума» (то есть с 1994 года) я довольно регулярно получал, словно в подарок, 3-4 каких-нибудь нанностомуса, прибывавших в посылках с другими рыбами из Южной Америки. Иногда удавалось быстро определить, что за вид мне достался, но порой сделать это было очень не просто.

Во-первых, в России пока нет достойных уважения справочников-определителей для харациновых, а если и встречается что-то, то большей частью это обзоры «с высоты птичьего полета» с подробным смакованием опыта разведения отдельных проблемных рыб начала-середины прошедшего века, когда добавление торфяной настойки, ольховых шишек и дубовой коры в нерестовую воду было определяющим фактором успеха. Во-вторых, в моем распоряжении чаще всего оказывались очень молодые маленькие рыбки, у которых еще не в полной мере проявились видовые признаки. Иногда они у меня подолгу жили в одиночестве.

Самой большой и сумбурной по количеству видов была одна из посылок 1996 года от знаменитой германской фирмы «GLASER», когда мы получили более 500 штук Nanno-stomus marginatus и Nannosto-mus trifasciatus, а с ними и массу «прилова» . Такого развернутого ассортимента нанностомусов разных видов я впоследствии не встречал и даже мечтать об этом не мог.

По темпам гибели, обилию болячек и зачуханному внешнему виду можно было не сомневаться: рыбы - натуральные дикари из природного южноамериканского болота или ближнего от фирмы-экспортера пруда, где туземец по команде менеджера наловил их сачком. Зато среди заказанных нанностомусов была, наверное, почти вся известная коллекция рыб этого рода, исключая разве что Nannostomus espei, который или живет где-то в другом месте, или же просто погиб по дороге. С ними же приехали и нанностомусы, научное название которых еще не скоро появится в аквариумных изданиях.

Особым разнообразием отличался состав посылки с Nannostomus trifasciatus. К сожалению, вся прибывшая компания так быстро передохла, что мы даже не успели этих нанностомусов толком рассортировать. Правда, случилось и чудо: у меня живет и способен до сих пор при удобном случае размножаться (доказывал не раз!) один самец маргинатус из того привоза. Окраской он не блещет, но от самок отказа не имеет. Он и по форме отличается от привычных сытеньких, пузатеньких московских самцов своей прогонистой худобой.

Я не сомневаюсь, что обширные пресноводные пространства южноамериканского северо-востока по причине своей труднодоступности и дефициту энтузиастов с достаточными средствами хранят еще массу красивых и интересных рыб, пригодных для аквариумного содержания.

Возвращаясь к предмету основного разговора, могу сказать, что я не мог определить даже степени зрелости прибывших новичков. С одной стороны, они были малы размерами (2,5-3 сантиметра), а с другой, создавалось впечатление, что это уже не подростки.

В это же время вдруг обнаружилась пренеприятнейшая деталь: в числе прибывших оказался один-единственный самец! Некоторое время я надеялся, что среди остальных рыбок, выделявшихся более стройным телом, вдруг да и проявится еще хоть один представитель сильного пола. Однако время шло. а самый точный нанностомусовый признак самца - окрыленный и нередко увеличенный в размерах анальный плавник - не обнаруживался. И тут я, несмотря на неблагоприятные климатические (помните, какая стояла жара летом 2001 года?) и личные обстоятельства (предстоял длительный отъезд), решился на разведение рыб.

Идея простая: если не получится - удача прошла стороной, а если ничего не предпринимать и этот единственный представитель «сильного» пола во время моего отсутствия вдруг погибнет - снова неудача. Более того, получить такую рыбку откуда-то еще раз представлялось немыслимым.

Рыбы отсидели на карантине свои две недели без единой потери. Выбрав наиболее полную самку, я соединил пару в 15-литровом аквариуме с водой 4°dGH и рН=6,4 среди большого количества растений, так как мне представлялось, что нерест должен проходить, как у нанностомус маргинатусов.

Nannostomus digrammus

Фото Nannostomus digrammus

Все получилось на удивление легко и просто. Через два дня под решеткой хорошо виднелись около десятка крупных икринок. Мои предположения подтвердились: нерест проходил, как у нанностомусов маргинатусов - в растениях, преимущественно у дна. Родителей я выловил и разделил, чтобы подготовить к следующему разведению. Я решил «нерестить» их вплоть до своего отъезда, так как опытный московский харацинщик О.Якубов любезно согласился в связи с моим предстоящим отсутствием принять на воспитание весь полученный выводок. Всего удалось провести четыре нереста с перерывами в 7-10 дней, в результате чего набралось около полусотни разнокалиберных мальков. Сейчас они живут у О.Якубова в большом заросшем аквариуме, и сказать, сколько их уцелело, пока нельзя.

Не имея полной уверенности, я все же склонен считать, что это Nannostomus digram-mus, рыбка, которую, наверное, ни одному экспортеру и в голову не приходило заказать из-за рубежа из-за ее скромной, хотя и весьма приятной окраски. Уверенность мою в том, что это именно Nannostomus digrammus, подпитывает статья H.-J. Franke «Nannostomus digrammus Fowler. 1913», напечатанная в немецком (тогда еще гэдээровском) журнале «Aquarien Terrarien» № 9/1981. На обложке размещена прекрасная фотография пары этих рыбок, где достаточно ясно видны некоторые характерные элементы окраски, повторяющиеся и у моих рыб.

Двухполосый нанностомус имеет стройное веретенообразное тело. Стебель хвоста тонкий. Самец от самки отличается почти прямой линией подтянутого живота и увеличенным округленным анальным плавником, который у самки имеет форму треугольника.

По телу ниже средней линии от губ и до основания хвостового плавника идет четкая черная полоса, над ней светло-золотистая, а еще выше - более тонкая черноватая. Все три полосы начинаются с самого рыла и проходят через большой глаз, придавая ему так называемую «расчленяющую» (или, если угодно, маскирующую) окраску. В общем, почти стандартный нанностомусовый окрас.

Плавники прозрачные. Спинной имеет слабый красноватый оттенок. Золотистая полоса слегка выходит на хвостовой плавник (два-три центральных луча до половины светлые). На нижней лопасти неяркое темно-красное пятно, которое зрительно воспринимается как продолжение черной полосы. У самца есть еще легкая красноватая подсветка в основании хвостового плавника. Вот и все. Если вам доводилось видеть хорошо окрашенного трехполосого нанностомуса (Nannostomus trifasciatus), то легко будет себе представить и N.digrammus. Мысленно уменьшите вдвое размеры трифасциатуса, уберите с его плавников и корпуса все красные пятна, оставив только одно на нижней лопасти хвостового плавника, и вы получите представление о внешнем виде N.digrammus. Окраска довольно скромная, однако на фоне аквариумной зелени стайка этих полосатых рыбок смотрится отменно.

Нанностомусы в аквариуме имеют особую ночную окраску. Продольные полосы почти полностью пропадают и вместо них проявляются два поперечных черных пятна. Одно располагается перед спинным плавником, второе - ближе к хвосту.

Nannostomus digrammus

Фото Nannostomus digrammus

Края пятен размытые, и их яркость зависит от глубины сна рыбки. Несомненно, что эта же окраска используется рыбками для объявления партнеру по нересту о степени своей готовности к икрометанию. Правда, я этой ситуации не видел: во всех моих опытах пара демонстрировала постоянную готовность.

Рыбка имеет спокойный нрав. Если сравнивать с драчунами «бекфорди» - прямая противоположность. Вместе с тем в общем аквариуме они не прячутся, достаточно подвижны и по поведению напоминают N.marginams. Всеядны.

Нерест нанностомусов

Преднерестовое поведение нанностомусов заметно отличается от характерного в подобной ситуации у других представителей рода. Когда я наблюдал за ними, нетерпеливо ожидая привычного нерестового гона: преследований, взаимных толчков, беготни вдоль стенок и т.д., - то поначалу был огорчен, предвидя неудачу. Рыбы, на мой взгляд, проявляли полное равнодушие друг к другу. Они спокойно и долго стояли без движения неподалеку одна от другой. И только позже я понял, насколько напряженно себя чувствует самец. Малейшее движение самки вызывало у него мгновенную реакцию. Самец сохранял дистанцию, ни на секунду не выпуская партнершу из вида.

Иногда терпение ему вдруг изменяло и он делал несколько нервных, трепетных коротеньких рывков, словно пытался напомнить подруге о своем присутствии и своей полной готовности. Когда же самка начинала движение к растениям, самец немедленно оказывался рядом. Он не щипал и не толкал неторопливую самку, но при ее остановке пытался прижаться к ней сбоку, демонстрируя такое вот сверхделикатное ухаживание.

Вся икра откладывается у дна. Икринки мелкие, совершенно прозрачные, как и личинки, которые появляются на свет через 15-18 часов при температуре 27°С. На освещение реакция очень слабая, отплывают, только если осветить «прямым» лучом фонарика. По этой причине я их особенно и не затенял. Развитие шло по известному шестидневному циклу. Отличие состояло лишь в том, что личинки весь свой срок превращения в мальков отлежали на дне. Два-три раза я видел некоторых из них, прикрепившихся к стенкам у самого дна, но это скорее было случайностью, нежели правилом. Не исключаю, что освещение все же их тревожило, и если бы я затенял нерестовик полностью, возможно, личинки и поднимались бы от дна по стенкам.

На пятый день стали заметны на голове черные точки глаза, а еще через день мальки отделились от дна и начали охоту за кормом. Поплывшие мальки едва достигали 3,5 мм. Дело происходило в августе, и ближайший прудик, скудно подкармливающий в весеннее время мои домашние выводки живой пылью, к этому времени пришел в упадок, поэтому в дело пошла инфузория-туфелька, которую мальки с удовольствием приняли.

Я не раз читал, что высокая концентрация инфузории губительно сказывается на мальках. Правда, что значит высокая, то есть, при каких именно условиях она становится излишне высокой, я так толком и не знаю. Мне пока не удавалось создать такую плотность инфузории, чтобы гибли мальки. Инфузория-туфелька мальков не трогает. Думаю, что дело здесь не в концентрации, а в порче воды в аквариуме, где сидят мальки, из-за неправильного содержания и отбора туфельки из культиватора.

Я наверняка знаю, что многие, кто пытался выкармливать туфелькой мальков, просто собирают инфузорию с поверхности грушей и выливают этот концентрат малькам. Беда здесь в том, что туфелька собирается к поверхности в основном при плохом ее содержании, когда она сидит в испорченной не подмениваемой воде (см. «Аквариум» № 4/2001). И вот любитель, добиваясь высокой концентрации инфузории в аквариуме с мальками, одновременно создает здесь высокую концентрацию испорченной, гниющей воды. Так что беда приходит через другую дверь. Я никогда не лью воду от туфелек к малькам, и никогда они у меня не гибнут от обилия инфузории. Более того, туфелька, питаясь бактериями и органическими фрагментами, чистит, обеззараживает воду.

Через неделю я начал осторожно и понемногу давать малькам науплиусов артемии.
Личинка диграммуса заметно отличается от личинок своих близких родичей, которых мне посчастливилось разводить: N.marginatus. N.trifasciatus, N.beckfordi, Poecilobrycon eques и P.unifasciatus.

Потомство всех этих рыб на 2-3-й день приобретает настолько яркую детскую окраску, что личинки хорошо видны в аквариуме. А вот у диграммуса личинка бледная, почти не окрашенная, черного пигмента на ней нет, есть только белесые пятнышки и штрихи, которые рассмотреть на фоне подводного пейзажа сложновато. Однако оригинальное строение тельца личинки, присущее всему роду нанностомусов, тут повторяется в точности: тот же пикообразный хвост и тот же странный способ превращения его в двухлопастной. «Крючок», образующийся из хвостовой части позвоночника, торчит кверху над хвостом почти два месяца.

Окраска у диграммуса появляется в месячном возрасте, когда малек достигает длины 1 см, но начинается не с черной полосы, а с золотистой. Почти одновременно с ней появляется темный оттенок снизу, формирующийся в черную полосу только к двухмесячному возрасту. Краснота на хвосте и спинном плавнике появляется позднее. По полу мальков можно разделить в четырехмесячном возрасте: у самок слегка округляется живот, а у самца - анальный плавничок.

И.ВАНЮШИН г.Мытищи Московской обл.

Журнал Аквариум 2002 №4

Просмотров: 3211

ПОДЕЛИТЬСЯ СТАТЬЁЙ В СОЦСЕТЯХ

Комментарии к этой статье:

Добавить ваш комментарий:


Введите сумму чисел с картинки:

Поиск по сайту

Поисковый запрос должен быть не менее 4-х символов.


Реклама.

Московский Арована-центр

Эксклюзивные виды
рыб и креветок

Узнать цены на Московской птичьем рынке
Фирма "Боция Клоун"

На других сайтах